header3
vk facebook elicy youtube

Нотр-Дам можно восстановить

О пожаре в парижском соборе Нотр-Дам, его последствиях и значении Православию.Ru рассказал Алексей Расторгуев, доцент кафедры всеобщей истории искусств исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Горящий Нотр-ДамГорящий Нотр-Дам

Собор «Нотр-Дам де Пари» (Парижский собор Богоматери) – действующий. Это и главный католический храм Франции, и музей. Поэтому он одновременно и важнейший символ французской культуры, и, можно сказать, сердце католической Франции. Сейчас там должна была состояться главная пасхальная служба. У католиков идет Страстная неделя, а пожар случился в ее понедельник, что само по себе выглядит достаточно зловеще. Поэтому главная пасхальная служба французских католиков будет проходить в этом году не в Нотр-Дам, а в Сен-Сюльпис в Париже.

Да, через собор как через музей идет постоянный вал туристов, которым чаще всего надо просто сделать селфи на его фоне. Но весь мир обошли кадры, когда во время пожара многие люди стояли на коленях и пели молитвы. Может быть, пожар послужит тому, что Франция немножко опомнится от своего постмодернизма.

В целом Нотр-Дам воспринимается как основа консерватизма и традиционной католической французской культуры, и пожар выглядит неким инфернальным наступлением тех сил, которые этой традиционной культуре противостоят. Есть одна барышня, бельгийская фотомодель Мариса Папен, которая любит фотографироваться в обнаженном виде на фоне храмов. И она уже написала в своем «Твиттере», что очень рада тому, что еще одна церковь сгорела, поскольку она любит природу и мир без церквей.

Поэтому ситуация с пожаром собора – это своего рода лакмусовая бумажка. Она может послужить некоей консолидации католического мира во Франции, да и не только в ней, хотя, возможно, слишком высокой ценой. «Что имеем, не храним; потерявши – плачем» – пока все сложилось именно так. Собор чинили – он сгорел, как кажется, по непреднамеренному разгильдяйству ремонтных рабочих – сирийцев или каких-то других заезжих людей. Если у тебя болеет мать, то лучше твоих собственных рук ничего не может быть – Франция же вручила дело ремонта собора в руки безответственные и равнодушные. И вот пожалуйста – результат. Еще меня поразило, что первый сигнал о возгорании поступил дежурной охране собора тогда, когда огонь только занялся (никто еще не пишет, отчего это он занялся), но они поискали, не горит ли чего, и не стали вызывать пожарных. Через 23 минуты сигнализация вновь сработала, и они вызвали пожарных. Эти 23 минуты стоили Франции главного собора страны. И молитвы простого и честного народа на коленях в ходе пожара – это трогательно, но уже запоздало…

Собор «Нотр-Дам де Пари» построен на острове Сите, это самый центр города, узкий остров на реке Сена. Когда-то на этом месте стояла первая христианская церковь Франции – собор святого Стефана, а до него – храм Юпитера римского города Лютеция. Постройка Нотр-Дам была начала в 1163 году, она относится к числу самых больших и знаменитых так называемых «великих» соборов Франции. К ним относят собор во французском городе Бурж, соборы в Шартре и Лане, коронационный собор французских королей в Реймсе, соборы Амьена и Бовэ. Иногда в это число включают и некоторые другие храмы. Нотр-Дам среди них выделяется тем, что это – столичный собор королевского домена Франции, то есть является символом французской короны. Ранее он ассоциировался с Францией как с королевством, а потом, вплоть до нынешнего дня, с французским государством как таковым.

Впрочем, королевские коронации проходили там довольно редко: по традиции они имели место в Реймском соборе. В этом историческое значение Нотр-Дам: этот не просто церковь, не просто королевский собор, он – сама Франция.

Во время Великой Французской революции храм подвергся разорению, был демонстративно в ходе непристойно глумливого, безобразного действа десакрализован, но революции и того было мало: Робеспьер обещал его снести даже не как символ церковного прошлого Франции, но как символ королевской власти. Правда, в результате собор остался, а «снесен» был сам Робеспьер.

Другая сторона вопроса в том, что в соборе хранится множество ценнейших произведений церковного средневекового искусства, число которых увеличивалось и наращивалось на всем протяжении его существования. Это, например, западный портал XII–XIII веков, боковые порталы XIII века; витражи, которые хотя и были повреждены в эпоху Великой Французской революции, но частично сохранились; это круглые окна – так называемые «розы» – западного, южного и северного фасадов. Также большой художественной ценностью обладает алтарная преграда конца XIII – начала XIV веков, которая сохранилась не полностью и была отчасти переделана в XIX веке, но все равно представляет собой один из лучших памятников поздней готической скульптуры Франции.

Витражи собора до пожараВитражи собора до пожара

Ну, и разумеется, в соборе хранятся церковные реликвии, важнейшей из которых является Терновый венец, считающийся, по преданию, венцом Самого Христа, а также мощи святого Дионисия – первого епископа Парижа, который основал аббатство Сен-Дени и который считается покровителем Франции. Также там хранится, например, туника Людовика Святого и многие другие драгоценные предметы – как церковные реликвии, так и произведения искусства, наполнявшие ризницу собора.

Все это благополучно сохранилось при пожаре, потому что сокровищница и ризница собора находятся у бокового корпуса с отдельным входом, и эта часть собора не горела. Из нее все вынесли, сокровищница перенесена сейчас в мэрию Парижа.

Горела кровля. Вообще, когда сейчас говорят, что собор погиб, – это журналистское преувеличение. Скорее можно говорить, что погибла кровля. Впрочем, на самом-то деле кровля уже частично горела в более ранние времена. А сгоревший и упавший шпиль собора был поставлен в середине XIX века на месте снесенного во времена Великой Французской революции.

Терновый венец из собора Нотр-ДамТерновый венец из собора Нотр-Дам

Но произошедшее, конечно, трагично, потому что повреждена не только кровля, но и гигантские деревянные конструкции, которые держали на себе крышу. Это место не видно со стороны – это чердак собора. Конструкции были сооружены еще в XIII столетии, и как памятник строительного искусства они все безвозвратно погибли. Когда они горели, они упали на своды, пробив их в нескольких местах. Также колоссальный костер пережег кладку, так что скорее всего при реставрации придется менять и своды главного нефа, потому что они, надо думать, превратились в труху из-за пожара. Хотя, с научной точки зрения, это будет сделать достаточно легко, ведь камни не имеют возраста, и одни камни заменяли другими еще в XIX столетии. Структура их зафиксирована до мельчайших подробностей, и при всей кропотливости грядущей реставрации никаких неразрешимых задач в ней нет.

Страшно за витражи. Как показывают последние фотографии, сделанные после пожара, витражи не разрушились, но соединения витражных стекол делались в древности из свинца, а он очень легкоплавкий. Так что, как минимум, их сильно повело, и придется окно за окном снимать, перебирать, укреплять. Опять же, это время и деньги. Но все же это не катастрофа – всё можно сделать.

Также еще во время Великой Французской революции была уничтожена галерея ветхозаветных царей на западном фасаде. Революционный народ, слабо знавший историю искусства, ошибочно принял ее за галерею королей Франции и безжалостно уничтожил. Были уничтожены и те статуи, которые находились ближе к земле, – самые крупные статуи собора, статуи в откосах порталов. Остались лишь те, что были наверху и находились в тимпанах порталов, то есть в арочных их завершениях и в поле верхней арки. Реставрационная кампания XIX века заменила их на довольно малоубедительные подражания, и в целом скульптурная декорация собора представляет собой смесь подлинных частей XIII столетия и столетия XIX-го. Но она как раз, кроме верхних частей, которые были вблизи карнизов или кровли, пострадала в этом недавнем пожаре очень мало, и падающие балки вряд ли нанесли ей серьезные разрушения: это внешняя часть собора, а балки кровли и расплавленный свинец ее покрытия падали внутрь.

В принципе, готическая архитектурная система – это, пожалуй, самое оригинальное, что дала средневековая западная культура. Она совершенно не античная по архитектуре, возникшая самостоятельно. Готика возникла в Иль-де-Франс, в сердце Франции. Первая церковь нового архитектурного стиля находится на севере Парижа в аббатстве Сен-Дени – аббатство святого Дионисия. Готический стиль сделался сначала отличительной чертой архитектуры Франции, а потом перешел за ее пределы – в Германию и другие страны. «Нотр-Дам де Пари» – это чрезвычайно авторитетный образец готической архитектуры, поскольку он был возведен в столичном городе едва ли не самой главной державы того времени.

Готика в целом основана на двух идеях: на идее иерархии, чрезвычайно характерной для Средневековья, и идее дематериализации, которая постепенно проявляется в движении ввысь – от нижних массивных и тяжелых частей до верхних ажурных оконных переплетов, где материя как бы тает, растворяется и представляет собой уже легкое цветное стекло, витражи.

В Нотр-Дам повреждена внутреннее убранство, потому что рухнула часть свода в средокрестии собора и горящие балки вместе с камнями упали в середину храма, завалив собою алтарь. На самом деле алтарь там поздний – ХХ века, когда алтарные столы в соответствии с реформами Второго Ватиканского собора перенесли из восточной части собора в его средокрестие.

Говорят еще, что очень сильно поврежден соборный орган, который строился с XV по XVIII век, в него добавлялись трубы и регистры. Впрочем, орган пострадал не от того, что горел, а от того, что пожарные залили его водой. Поэтому, возможно, это опять-таки исправимо.

Алексей Расторгуев, доцент кафедры всеобщей истории искусств исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Внутреннее убранство собора – картины, соборная мебель и т.д. – никакой особой ценности не представляют, потому что, как я уже сказал, собор был сильно разорен еще во времена Великой Французской революции. И в нем сохранялось преимущественно убранство XIX столетия. Хотя, конечно, если мы будем менять его на убранство века XXI-го, то собор вряд ли станет от этого лучше.

Сейчас предстоит большая и тяжелая работа по переборке завалов, чтобы понять, что еще под завалами сохранилось и что можно спасти.

Реставрационные работы займут минимум лет десять и потребуют очень хорошего финансирования. Но в любом случае можно сказать: при всей чудовищности события, то основное, что имеет церковное и художественное значение, похоже, уцелело.

Поэтому, конечно же, собор может быть восстановлен. Это не первый пожар в его жизни, да и не он один перенес подобное несчастье: в XIX веке сгорела кровля Шартрского собора, в Первую Мировую войну горел Реймс… Перенесет пожар и этот собор, хотя некоторые его части, такие как кровля и перекрытия, восстановить в прежнем виде нет никакой возможности. Но вот у Реймса кровля стоит на стропилах, сделанных уже не из дерева, а из стали, – и нам, зрителям, мало до того дела: мы все же видим его подлинным собором Средневековья. И вообще соборы – как люди: за сутки Франция собрала уже почти 1 миллиард евро на реставрацию. Пока люди верят, соборы переживут любую беду.

Искусствовед Алексей Расторгуев
Подготовил Юрий Пущаев

17 апреля 2019 г.
pravoslavie.ru

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены